ГАБЫШЕВ  СЫН  ГАБЫШЕВА

(К 70-летию со дня рождения)

 

Клим Туралысов

доктор архитектуры

Габышев с сыном

Михаил Фёдорович Габышев с сыном Львом

  Художники, как и все люди, рождаются и умирают. Суть в том, что между двумя этими датами спрессованы творческие события, которые и определяют особенности судьбы творца, продолжающейся и  после  его  смерти. Есть художники, интерес к которым не угасает с годами. Для меня, например, это рано ушедшие от нас Валериан Васильев и  Лев  Габышев,  выставка живописных работ которого открылась в музее изобразительных искусств имени М.Ф. Габышева.

  Он был старше нас почти на 20 лет, но мы дружили. Подкупала в  нем глубокая художественная культура, порядочность и энциклопедические знания всего того, что относилось к искусству. Его отец, профессор М. Габышев, был одним из ведущих коллекционеров Москвы – обстоятельство, которое рано приобщило Леву к миру творчества. Он учится в художественной школе и рано  получает известность рисунками, публикуемыми в печати, рано удостаивается выставок своих работ, вступает в Союз художников. Благодаря учебе в Москве и всему тому, что окружало дом его отца, он общается со многими выдающимися художниками, коллекционерами, деятелями искусства.

 Но нельзя забывать обстановку тех 1930-х годов, которая наложила заметный  отпечаток на его мироощущение. Лева был очень впечатлительным и эмоциональным юношей, воспринимающим все события близко к сердцу, тяжело переживавшим горести чужих людей.

Впоследствии он неоднократно рассказывал, какой психологический стресс вызвал у него уход из жизни близких людей – отца, матери, няни. Но возвращение в родную Якутию, работа по переводу коллекции отца, подаренной республике, пробудили в нем много надежд и оптимистических устремлений. Однако жизнь здесь оказалась не менее суровой, чем в столице. Отсутствие хорошего помещения для коллекции, квартиры и мастерской для работы, мизерная зарплата, недопонимание роли искусства со стороны руководства безусловно подтачивали его жизненные силы.

  В 1970 году, когда не стало Валериана Васильева, Лева сказал: «Якутское искусство стало на голову ниже». Это были объективные и  пророческие слова. Когда не стало его самого, сердца многих художников и друзей были  омрачены на долгие годы. Не стало возвышенной, приподнятой обстановки в музее, где Лева был директором и центральной фигурой эстетического действа; режиссером, сценаристом, оператором и исполнителем главной роли в одном лице. Это было редкое сочетание большого художника и музейного работника высокой культуры.

  В последние годы мы вдвоем с ним ездили в его родной Олекминск с выставкой работ Льва Михайловича, посетили родственников в Юнькюре. Его состояние было возвышенно-торжественным, он много рассказывал о дорогих ему людях, особенно о бабушке, которые похоронены на бугорке над поселковой дорогой. Было много встреч,выступлений, общения с разными людьми, но мы оба не знали, что это его последняя поездка на родину.

  Время летит незаметно. Вероятно, скоро подойдут юбилейные круглые даты и для тех художников, кто делился воспоминаниями на выставке Л. Габышева. Было сказано много хороших слов, и я уверен, что сам Лева незримо присутствовал и слушал всех нас, даже тех, кто молчал. Ведь это событие равно касалось как всех музейных работников, так и всех нас.

  В искусстве много субъективного, особенно в оценке творчества тех или иных художников или состояния живописи в целом. Здесь нас ожидает еще много открытий и переоценок. Но в отношении Льва Габышева можно уверенно сказать, что он честно всего себя отдал делу, которому верил до конца жизни – творчеству.

 

 Источник: газета «Молодежь Якутии»  от 9 апреля 1993 года.

Дорога

Л. Габышев. "Дорога". 1943 г. х.м.