ПОГОНЯ ЗА СОЛНЦЕМ

 

Писатель-Йозеф Ленарт

Якутск, 16 августа 1962 г.

Лев Михайлович в музее

Лев Михайлович проводит экскурсию в Якутском музее западно-европейского искусства им. профессора М.Ф. Габышева. 

  Другой Габышев – тот из-под Олекмы–жил на улице Максима Аммосова, при музее, в комнате, заваленной книгами от пола до потолка, так что едва хватало места для тахты и стола. В его комнату входишь через запасник, заставленный картинами  и старыми гравюрами, рембрандтовскими и дюреровскими – эта комната является одновременно и официальным экскурсбюро музея и мастерской. Конечно, мастерской только наполовину.

  Лев Габышев с некоторых пор не пишет маслом, увлекла его мысль о галерее и истории искусства. Этот видный мужчина с мягким взглядом и жестами беспомощного ребенка, еще не достигший и сорока лет, кажется затерянным в нагромождении вещей, книг, картин. Сначала, исчезнув надолго в своей комнате, приносит бутылку вина, и, держа ее в руке, рассказывает о чем-то, до тех пор, пока не обращают на нее внимания. Улыбается беспомощно, ставит бутылку на стол, прерывает беседу, заходит вновь к себе, возится там долго, за это просит извинения, затем вместо стаканов приносит огромную пачку польских книг и альбомов. Вит Ствош, польские гобелены, польские ткани, Краков, Герымский и Матейко, Гроттгер и Хелмоньский… «У вас есть традиции! Великолепные традиции!» Эрудированные рассуждения о польской живописи воспринимаю со стыдом – он знает больше, чем я, гораздо больше.

  Потом идем в галерею. Сожалеет, что тесно и негде разместить всего собрания. Но прежде чем идти знакомится с запасником, обращаю внимание на большую фотографию профессора, о котором Лев говорит «мой покойный отец», а ниже фото – стоит витрина, полная брошюр и научных трудов, а среди них на почетном месте эскиз якутского коня. Габышев говорит об отце: «якут по привязанности». Я теперь только понимаю смысл этого. Профессор говорил о себе, что он якут, вопреки всему – на портрете узкое лицо, длинная профессорская бородка, ни одной черты азиата. Генеалогия уводит в недалекое прошлое. Был взят в якутскую семью, где его воспитали. Позднее, уже в Якутске, был связан с группой Ярославского, так же как Ойунский и Аммосов. Во время революции был в Олекминске, проводил коллективизацию сельского хозяйства. Как говорит Лев, отец был лишен темперамента политика. Отошел от политики спокойно, с достоинством. Много и плодотворно работал в науке и потому оставил большой научный вклад в дело развития сельского хозяйства и животноводства. Оставил и галерею, говорил о ней, «что она – долг чести, который он должен своей матери – Якутии».

  -- Как он жил! Просто невероятно! Он не умер, он просто сгорел.

  Лев не умеет говорит об отце иначе как с восторгом. «Спал несколько часов в сутки и все время в пути, особенно в последние годы – между Минском, где у него была профессорская кафедра в университете, Москвой и Якутском, куда летал с докладами.. И вообще жил как спартанец, как бедняк, как начинающий студент, ел кое-как, спал – все равно где… Того же требовал и от нас. Покупал картины. Потом уже вместе покупали их. Мечтал, чтобы в Якутии была такая галерея, какой не постыдился бы любой европейский город. Умирая, завещал, - до того времени частное собрание, - принести в дар республике, а мне заняться организацией галереи. Вот и занимаюсь ею».

 И в Якутске есть галерея западноевропейской живописи. Скульптур немного – ею интересовались коллекционеры, - а то, что есть, случайное. «Голова мальчика» - римская II века и итальянские скульптуры, гораздо более позднего времени (XVIII, а может быть, даже XIX век) бюсты: «Голова ребенка» и «Голова фавна». В живописи господствует порядок школ.  Из итальянской школы есть здесь хороший  Джордано – «Геркулес и эриманфский вепрь», великолепное по цвету полотно падуанского художника ПьетроЛибери -  «Диана и Каллисто», проникнутое легким эротизмом, хотелось бы сказать, поэзией Овидия «Несравненные красоты найдут римляне счастливые под портиком Помпея…» Стою перед картиной зачарованный, а Лев Габышев улыбается и восклицает обезоруживающе:

   -- У женщин иногда бывает очень красивое тело! Сравнение картины падуанского мастера со «Святой Цецилией» кажется мне забавным. И только после замечаю, что Дзампьери тоже нарисовал женщину. Дальше идет Караваджо и великолепная «Сибилла» неизвестного итальянского мастера XVI века. Голландцы представлены учеником Рембрандта – Фердинандом Боллем – «Портрет ученого». Интересна картина Паламедес, пейзажи Блумарта и Альберта Кейпа. «Домашние птицы» Мельхиора де Хондекутера, и, наконец, Герардо Доу – «Портрет мужчины, читающего письмо».Из фламандцев прежде всего, конечно, Ван Дейк – «Тройной портрет английского короля Карла I». Вернее всего, что это копия – аналогичный портрет висит в Виндзоре, написанный по заказу английского короля для итальянского скульптора Бернини, который должен был сделать мраморную статую короля. Есть и Ян Брейгель – «Горный пейзаж с повозками», написанный на доске. Нидерландскую школу представляет«Сон Венеры" Флориса, мастера, прозванного в XVI веке современниками северным Рафаэлем. Дальше наиболее интересны графики: «Воскрешение Лазаря» и великолепный цикл  «Житие Марии» Альбрехта Дюрера, созданный в 1501-1505 годах.

 Позднее, когда мы в тесном бюро за бутылкой вина и рассматривали его собственные ленские пейзажи, он сказал мне:

-- Говорят, что коллекция очень ценная. В деньгах, естественно, в деньгах. А для меня цена ее – голодные вечера. Вкладывал и свои деньги в отцовскую идею. Он был потрясающий, одержимый человек!

  -- Слишком уж мало таких людей, - говорю ему. Возразил. «Совсем немало! Люди очень любят делать добрые дела, но им не всегда это удается!» - «Верно, слишком часто удается им совсем обратное…»

Перед уходом задарил меня множеством ценных книжек.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 (Составитель примечаний: автор и редактор сайта Джаргал Ашаева – журналист, искусствовед, гид-переводчик с японского языка по музеям города Санкт-Петербурга).

* Ленарт Йозеф, известный польский писатель, кандидат в члены ЦК ПОРП, автор двух книг о Сибири, изданных в Польше – «Портрет из алмазов» и «Погоня за солнцем», фрагменты из последней в переводе Л.Уразовой были опубликованы в журнале «Байкал», 1965 г. №3-4, стр. 102-103

 В «Книге отзывов» посетителей музея Йозеф Ленарт оставил запись: «Не знаю, как выразить мою благодарность за сердечный прием и подаренные репродукции с картин для моей книжки. Отблагодарить смогу лишь кажется тогда, когда моя книга будет напечатана и я пришлю Вам первый экземпляр своих очерков, дорогой товарищ Габышев. Желаю Вам и Вашим замечательным коллекциям всемирной известности, которую,  по- моему мнению, они вполне заслуживают. Дозвольте  мне высказать мое восхищение и преклонение перед Михаилом Федоровичем Габышевым – Вашим замечательным отцом. Буду всегда помнить о нем, как о человеке великого ума и характера».

 В конце 1964 года  Л.М. Габышев получил из Польши ценную бандероль, в которой находилась обещанная книга с дарственной надписью: « Дорогому другу Лёве Габышеву – одному из героев этой книги – от всего сердца!»

Варшава 5 XII 1964 г. Йозеф  ЛЕНАРТ.

* Вит Ствош (1448, Карсруэ – 20 сентября 1533, Нюрнберг) – немецкий скульптор. В  Мариацком костеле Кракова им создан в стиле поздней готики резной алтарь (высота 13 м, ширина 11 м  высота фигур до 2,80м), который признанный самым величественным в мире.

* Вавельские гобелены – внутреннее убранство знаменитого в Кракове замка эпохи Возрождения. Коллекция из 356 гобеленов признана одной из богатейших и красивейших в мире. Вот что писал Константин Паустовский: «Первое впечатление от них удивительное. Как будто искуснейший мастер разбросал по стенам свежие травы, цветы, статуи, ткани, мужественных героев, кокетливых пастушек, оружие, пернатые шлемы,утренние зори и армады облаков, несущихся по старинному небу на всех парусах к счастливой Аркадии».

* Герымские – Максимилиан (1846-1874)  и Александр (1850-1901) - польские художники – импрессионисты. Братья.

* Ян Алоизий Матейко (1838 – 1893) -   польский живописец, признанный мастер исторического и батального жанров. Картины хранятся в музеях Польши, а также в Львовской картинной галерее.

* Гроттгер Артур (1837 – 1867) - польский график и живописец. В честь него в 2010 г. в Польше выпущена монета достоинством в 2 злотых, на которой сам   художник изображен на фоне мольберта. Цикл рисунков Гроттгера купил для своей коллекции австрийский император Франц Иосиф. Картины художника хранятся в музеях Польши и Венгрии.

* Хелмоньский Йозеф (1849-1914) - польский художник реалистической школы. Блестящий анималист, Особенно любил писать лошадей в движении и в сложных ракурсах. Любил писать пейзажи, жанровые и охотничьи сцены, превосходный портретист. Жизнь на его полотнах бьет ключом. Оставил большое творческое наследие.

* Либери Пьетро (1605, Падуя – 18 октября 1687) итальянский художник эпохи барокко. Как  представитель венецианской школы испытал влияние Корреджо, в Риме изучал античность, произведения Микельанджело и Рафаэля. Много путешествовал. Любил приключения, экзотические страны,  побывал в Константинополе, Тунисе, Испании.  Был посвящен в рыцари. Его прозвали Либертино» за приверженность к мифологическим сюжетам с обнаженными богинями и нимфами. Очень популярен у  коллекционеров. Его картины  можно встретить во многих музеях  и картинных галереях мира. Несколько из них – в Эрмитаже.

 Сюжет картины Либери «Диана и Каллисто» (х., м., 1,08х1,44) заимствован из «Метаморфоз» Овидия.Каллисто -  в переводе «красивейшая» -  нимфа (женское божество природы) из окружения богини охоты Дианы. Богиня и ее спутницы должны были хранить невинность. Но Юпитер, приняв облик самой Дианы, соблазнил Каллисто. Желая спасти ее от гнева богини, Юпитер дал Каллисто бессмертие, превратив ее в созвездие Большой медведицы.

  У картины есть своя история, изложенная Львом Габышевым. Согласно надписи на подрамнике до революции она находилась в собрании Деляра. Затем  -  в коллекции ленинградского архитектора Л. А. Ильина. В годы Великой Отечественной войны, находясь на хранение в Эрмитаже, вместе с его коллекцией побывала в эвакуации в Сибири. В 50-е годы ее приобрел у наследников архитектора известный московский коллекционер.   У него за картину круга Тенирса «На кухне» и выменял Лев Михайлович полотно Либери. В те и все последующие годы  он активно помогал отцу пополнять коллекцию. Картину увезли в Минск, где в последние годы жизни работал Михаил Федорович Габышев в системе Академии наук БССР.  В музее изобразительных искусств БССР реставратором Дмитриевым картина была отреставрирована. 16 августа 1960 г. вместе с другими произведениями из коллекции профессора М. Ф. Габышева специальным рейсом доставлена из Минска в Якутск. В феврале 1962 года картина впервые  показана зрителям Якутии. Такова экзотическая судьба картины, рожденной  400 лет назад под знойным небом Италии.

  В последнее время в  музее авторство «Дианы и Каллисто» приписывают (под вопросом, правда)  другому   венецианцу - Антонио Беллуччи (1654 – 1726).  Хотя для всех вышеназванных владельцев принадлежность ее кисти Пьетро Либери  была бесспорна.